16 сентября 2018 г.
Максим Сторчевой

Journal of Business Ethics

Volume 152, Issue 1, September 2018

В выпуске 18 статей, 300 стр. Обратим внимание на некоторые из них.
В статье "Криптовалюты и этика бизнеса" (Cryptocurrencies and Business Ethics) авторы пытаются осуществить нормативный анализ нового типа денег, которые построены на децентрализованном контроле, а потому часто считаются угрозой обычной централизованной банковской системе. Делая обзор исследований в различных журналах, авторы группируют множество воздействий криптовалюты на трех уровнях (макро, мезо и микро), и на каждом уровне выделяют три типа воздействия: 1) этические положительные (напр., радикальное снижение стоимости трансакций), 2) этически отрицательные (напр., уход от налогов) 3) неопределенные (напр., повышение анонимности). Статья является хорошим примерном систематичного анализа этической дилеммы, который можно разобрать со студентами на занятиях.
Статья с красивым названием названием "Сигнализирование и этика информации: фасилитация, энтропия и экопоэзис"(Whistleblowing and Information Ethics: Facilitation, Entropy, and Ecopoiesis) применяет к анализу проблемы сигнализирования концепцию этики информации Лучиано Флориди. Хотя сигнализирование уже много раз проанализировано на микро и мезоуровне, автор впервые делает это на макроэтическом или "экопоэтическом" уровне. Согласно Флориди, сигнализирование может увеличить или уменьшить ценность информации для общества и задача "фасилитации" - облегчить первое и затруднить второе. (Красивое слово "экопоэзис" (ecopoiesis) было предложено в 1990 Робертом Хейнсом и означает создание стабильной экосистемы на безжизненной планете).
В статье "Геймификация труда и обвинение в эксплуатации" (Gamification of Labor and the Charge of Exploitation) разбирается модная практика создания дополнительных нематериальных стимулов к труду у работников через использование элементов игры на рабочем месте. Напр., соревнование между работниками. После появления данной практики появился целый вал обвинений в том, что она манипулятивна и облегчает компаниям эксплуатацию рабочих. (Действительно, вместо повышения оплаты работников просто пытаются раззадорить). Так ли это? Авторы предлагают свой нормативный анализ геймификации труда и предлагают условия, при которых она будет являться этичной.
Статья "Управлять без обвинений? Некоторые идеи из философии вины" (Managing Without Blame? Insights from the Philosophy of Blame) обсуждает другую модную практику - создание корпоративной культуры без обвинений (no-blame culture), которая должна побуждать работников пробовать более инновационные и креативные идеи, которые в обычной ситуации часто не используются, поскольку работники опасаются, что "что-то пойдет не так" и обвинят в этом именно их. Авторы анализируют богатую литературу по "философии обвинения", но сомневаются в правильности данной методики и предлагают немного альтернативный подход.
В статье Этические аргументы и изменение реакции работников во время реорганизации: "Речь не только обо мне" ("Ethical Considerations and Change Recipients’ Reactions: ‘It’s Not All About Me’") авторы предлагают отказаться от традиционной предпосылки в теории организации, что во время организационных изменений работники думают прежде всего о себе. На базе эмпирического исследования авторы показывают, что на самом деле работников очень часто волнует то, что происходит в целом с организацией, и это нужно учитывать при планировании организационных реформ.
Авторы статьи "Бизнес бойкотирования: как сохранить своего цыпленка и при этом съесть его" (The Business of Boycotting: Having Your Chicken and Eating It Too) предлагают более разумно подойти к проблеме бойкотирования. Любая неэтичная практика (напр., ненависть к однополым бракам) заслуживает того, чтобы с ней бороться. Отсуюда вытекает, что мы должны бойкотировать те компании, которые высказывают подобные взгляды. Однако, как пишут авторы, при этом мы совершаем насилие (разрушаем бизнес) и сокращаем свободу слова - два негативных последствия. Следовательно, начинать бойкот можно только тогда, когда негативные последствия от него меньше, чем негативные последствия от деятельности такой компании.
Как известно, эмпирические исследования связи между расходами на КСО и стоимостью акций фирмы не подтверждают однозначного влияния первого на второе. Авторы статьи "Постоянство программ КСО и ценность фирмы" (Permanency of CSR Activities and Firm Value) пытаются преодолеть это противоречие и объясняют его тем, что обычно в используемой для расчетов выборке присутствуют фирмы, которые занимаются КСО нерегулярно, а поэтому не позволяют выявить связь между КСО и стоимостью акций для других. Авторы строят свою статистическую модель реагирования ценности фирмы на программы КСО и доказывают, что это положительная связь.
Другая статья анализирует связь между наличием нефинансовой отчетностью и качеством финансовой отчетности компании (Mandatory Corporate Social Responsibility (CSR) Reporting and Financial Reporting Quality: Evidence from a Quasi-Natural Experiment). Обычно эту связь трудно установить, потому что нефинасовая отчетность является добровольной и фирмы, которые сами принимают решение о публикации нефинансовой отчетности, могут иметь особенную ситуацию в области финансовой отчетности (напр., они хотят просигнализировать обществу, что у них хорошая финансовая политика, или наоборот хотят закамуфлировать какие-либо проблемы в этой области). Это ведет к так называемой проблеме эндогенности, когда объясняемая переменная коррелирует со статистической ошибкой. Проверить этот феномен позволяет естественный эксперимент, который произошел в 2008-2012 гг., когда две фондовые биржи Китая потребовали обязательную публикацию нефинансовой отчетности и около 300 компаний были вынуждены подчиниться. Этот естественный эксперимент позволяет устранить эффект самоотбора и выявить влияние наличия нефинансовой отчетности на качество финансовой отчетности. Авторы провели расчеты и обнаружили, что связь положительная, т. е. наличие нефинансовой отчетности заставляет фирмы частично отказываться от "управления доходами" (earnings management), что повышает качество финансовой отчетности.