19 октября 2018 г.

О сексизме в маркетинге

В этой поездке на funk2018 конференцию Marketing Hits (Минск) открыла для себя Залину Маршенкулову (30-тысячный аккаунт в Твиттере @veritas_z).
Залина выбрала своей темой такой непростой предмет, как сексизм в маркетинге — и несколькими убийственными примерами относительно свежих (датируемых последними 12 месяцами) кампаний показала, насколько он (сексизм) по-прежнему жив и выпукл в коммуникациях российских и глобальных брендов, претендующих на звание приличных.


Как правило, рассуждения о сексизме на подобных форумах строятся на неподдающихся здравому анализу трудах маркетологов, пульсирующих избытком пубертатной энергетики, — всех этих «ни дня без вагины и груди» на фоне двух пальцев, погруженных в зажатый между колен стаканчик мороженого, или «глубже и сильнее» под обнаженной женщиной с перфоратором. О подобных опусах в этом канале пишется разве что с профессиональным «состраданием»: увы, у них есть какая-то своя аудитория и клиентура, которых они вполне заслуживают.
Но Залина сегодня развернула вопрос весьма нетривиально. “Проблемы сексизма в маркетинге начинаются ровно тогда, когда маркетолог делит свою аудиторию на женскую и мужскую”, — заявила она, нимало не смущаясь тем, что расколола аудиторию надвое, заставив половину зала поспешить к выходу.
И действительно, в какой момент фокусировка на биологических, если не физиологических особенностях функционирования человеческого организма обретает какой бы то ни было маркетинговый смысл в коммуникациях политических кампаний, банковских кредитов, фастфуда, мобильной связи? (Словом, в коммуникациях, весьма далёких от увлекательного мира здравоохранения и медицинских услуг). В какой момент физиология потребителя становится для бренда важнее его личности? Неужто и впрямь многоуважаемый издательский дом РБК, например, считает, что «личную боль» деловой женщины составляют #пмс, #егомолчание или #чужиеинстаграмы?
Оставшимся в зале пришлось призадуматься о том, как часто маркетологи пытаются выправить ситуацию с гендерной дискриминацией путем выпячивания особых, «женских» продуктов и услуг (в розовеньких тонах, в цветочек или с иными глуповатыми экивоками стереотипным «ролевым играм») там, где вполне хватило бы продуктов и услуг общечеловеческих и, соответственно, коммуникаций, адресующихся к личностям, а не туловищам и — уже — репродуктивным органам оных.
И в этом смысле всё больше вопросов к весьма затоптанным уже брендами всех калибров гендерным праздникам, упрямо играющим на эстрогенно-тестостероновой территории и твердящим нам о том, что «без инстинктов мы все уже давно вымерли бы».
19 января 2020

Сомнительный разрыв

Нешуточные дебаты развернулись между ведущими мировыми экономическими школами после элегантного вброса нобелевского лауреата Пола Кругмана о том, что за каких-нибудь полвека реальный разрыв в оплате труда между СЕО среднестатистической корпорации из числа Fortune 500 и самым низкооплачиваемым этой корпорации работником вырос с 20 до почти 300 раз.

16 декабря 2019

Культура компаний как отражение детских травм руководителей

«Что вы хотите? — со вздохом сказала коллега из авторитетнейшей металлургической корпорации. — «Скажите спасибо, что у нас конкурсы красоты хотя бы перестали проводить с определенными целями»... Кто-то, дорастив бизнес до уровня монопольного в ряде секторов, всё ещё наивно полагает, что можно продолжать «соображать на троих», принимая решения за многотысячный коллектив в удобном формате стартапа, а кто-то — просто фиксирует в своей империи ностальгию по босоногому детству и «лихим 90-м».

1 декабря 2019

На дне доверия

А ещё на этой неделе говорили с коллегами по цеху на Национальном Рекламном Форуме о том, как незаметно специалисты по рекламным коммуникациям, — они же маркетологи — оказались на самом дне рейтинга профессий с точки зрения ДОВЕРИЯ к их деятельности.