15 августа 2018 г.

Борьба за право вести бизнес: с отчётами наперевес

Адриан Кропли, владелец агентства Cropley Communication (Австралия), обслуживающего, главным образом, международные горнодобывающие, металлургические и химические компании (AngloAmerican, BASF, BHP, Rio Tinto, Бразильская ассоциация предприятий горнодобывающей промышленности (IBRAM) и т.п.), проанализировал, как его клиенты понимают известную концепцию “social license to operate” (“получение общественного одобрения на ведение операционной деятельности”) и как они этого одобрения добиваются.


“Social license to operate”, то бишь, такое “качество отношений с соседями” (по Й.Томсону и Р.Бутилье), которое обеспечивает бесперебойное и успешное ведение того или иного бизнеса, — конечно, не эквивалент юридически значимого “разрешения на эксплуатацию” (в контексте недропользования, например), хотя и восходит к нему семантически. И тем не менее, общественное неприятие или осуждение деятельности бизнеса соседями по территории вполне способно юридические основы такого бизнеса — да что там бизнеса, целой отрасли — подорвать.
Адриан позволил мне поделиться здесь основными выводами своего исследования, а они довольно любопытны.
Примерно треть его респондентов — компании, занятые, главным образом, добычей полезных ископаемых в странах с растущей экономикой, — по-прежнему рассматривают “social license to operate” как досадный, но неизбежный кирпичик в основании фундамента благополучия своего бизнеса, и сводят выстраивание отношений с местной общественностью к “транзакционному” минимуму, не особенно вдаваясь в её ожидания и наболевшие проблемы.
Остальные две трети опрошенных (и это, по большей части, металлургический и химический сектора) демонстрируют куда больший аппетит к выстраиванию отношений “на века” — с созданием полноценных программ консультирования и взаимодействия с сообществами, повышения качества их жизни и даже формированием на каждом предприятии фирмы консультативных или наблюдательных советов, состоящих из местных активистов и лидеров общественного мнения.
Три основных фактора, способствующих, по мнению клиентов Кропли, тому, чтобы “social license to operate” действовала практически бессрочно:
✅ Понимание культуры, традиций, языка и истории местных сообществ (и уважение к ним, надо полагать);
✅ Обеспечение открытой коммуникации между всеми заинтересованными сторонами;
✅ Создание условий для транспарентности компании.
Однако на практике компании пока не слишком высоко оценивают свои успехи в деле открытого обмена мнениями и информацией с людьми “за периметром” (хотя в описательной части исследования 70% из опрошенных охарактеризовали свой бизнес как “ориентированный скорее на людей, чем на прибыль”). Куда убедительнее в погоне за получением, продлением или возвратом “общественного одобрения” их усилия, рекламирующие соответствие основной деятельности критериям устойчивого развития и вообще любых благих инициатив, выходящих за пределы установленного законом минимума.
И вот тут, пожалуй, прощупывается вскрытая исследованием проблема: каких только научно обоснованных причин не изыщет большой сосредоточенный на своём внутреннем мире бизнес (#ББ), чтобы минимизировать зачастую болезненное общение с теми, кто его окружает, и на чью жизнь он оказывает самое непосредственное влияние. Не стали ли многостраничные отчёты об устойчивом развитии и #КСО устойчивой альтернативой прямому диалогу?
5 октября 2019

Бренды как люди: с гражданской позицией и без

На Baltic Weekend говорили в этот раз о том, под силу ли сугубо коммерческим продуктам типа зубной пасты, пены для бритья, спортивной обуви или жареных крылышек замахиваться на решение острейших глобальных проблем экологического и гуманитарного толка.

15 сентября 2019

Когда от social intelligence брендов остаётся одна intelligence. И отнюдь не в смысле интеллекта

Помню, как четыре года тому назад, когда я не то чтобы преднамеренно оказалась среди многоуважаемых спикеров пленарки главного маркетингового форума страны, веру мою в человечество слегка поколебал седовласый маркетолог Yandex, который сначала в манере среднестатистического вузовского преподавателя потребовал, чтобы подняли руки все, кто успел изучить труды «отца бихевиоризма» и нобелевского лауреата Даниэля Канемана, а затем, насчитав в зале не более пяти поднятых рук, торжествующе заявил, что со всеми остальными (неучами, видимо) и говорить ему не о чем.

12 сентября 2019

Обороноспособность РЖД

Почти анекдот: говорят, ещё каких-нибудь пару лет тому назад первым пунктом корпоративной стратегии РЖД числилось — что бы вы думали? — «Обеспечение обороноспособности страны». Не благополучие пассажиров, не сохранность грузов, не безопасность транспортировки и, не дай Бог, скорость или качество обслуживания в принципе.