21 июля 2018 г.

А нет ли тут сговора?

Тема законодательного регулирования в пользу социально-ответственных моделей ведения бизнеса неизбежно влечёт за собой ещё одну — тему реальной рыночной силы тех или иных моделей и её влияния на доступ на рынок новых игроков. Предполагаю, тему антимонопольного регулирования под этим соусом пока не рассматривают ни в одном юридическом вузе.
Свежий пример — объединение усилий двух злейших врагов в борьбе «за глотку» потребителя общепитовского кофе на вынос — McDonalds и Starbucks. Гиганты фастфуда, на совместную долю которых приходится 4% всех одноразовых пластиковых стаканчиков с крышечками (ни много ни мало, 24 млрд штук в год), скинулись по $5 млн. на фонд NextGen Cup Consortium в надежде, что юные умы предложат экономически и экологически жизнеспособный (или, вернее, способный разлагаться в природной среде) материал для изготовления одноразовых стаканов «нового поколения».


Справедливости ради стоит сказать, что с сегодняшними пластиковыми стаканчиками и у Starbacks, и у McDonalds всё нормально: они вполне пригодны для дальнейшей переработки. Проблема в нас, потребителях, не умеющих или не считающих нужным отделять пластиковую тару от остальных отходов, а также в отсутствии инфраструктуры для эффективного сбора и утилизации таких отходов большинстве стран, где кофе и другие напитки потребляют на ходу.
Интересно, что вопрос «а нет ли тут сговора» начал посещать журналистов, как только они ознакомились с совместным заявлением двух лидеров рынка. Может быть, потому, что уж очень сильно забегая вперёд, фигуранты настаивали на том, что «упаковочные материалы, как правило, не представляют собой существенного конкурентного преимущества», а новое упаковочное решение так и вовсе может оказаться весьма затратным.
И, тем не менее, по степени своего воздействия на умы просветленных поглотителей утренней дозы кофеина на бегу, это решение может вполне себе оказаться тем рычагом рыночной силы или «гигиеническим фактором», который вытеснит с рынка менее дальновидных конкурентов и не допустит новых, не имеющих подобного инновационного решения.
«Мы рассматриваем эту возможность как нечто вне конкуренции, до неё. Прежде, чем начинать конкурировать в обычном режиме, мы как бы делаем шаг назад (вверх) по цепочке [формирования стоимости] и задаемся вопросом «Как нам совместными усилиями найти решение той проблемы, которая сегодня волнует общество и касается окружающей среды?»... Мы же можем использовать наш суммарный масштаб [читаем: рыночную силу], чтобы изменить ситуацию», — считают в McDonalds.
Пример этот, демонстрирующий, как при решении общих социальных и экологических задач размываются классические определения и границы «конкуренции» и «антиконкурентного поведения», далеко не единственный. О некоторых партнерствах и альянсах в сфере этического маркетинга или рационального получения сырья я здесь уже упоминала. Интересно, как скоро современная юридическая мысль пробудится от дремоты и попробует вписать вполне себе ощутимый рыночный феномен в свои отполированные столетиями каноны.
5 октября 2019

Бренды как люди: с гражданской позицией и без

На Baltic Weekend говорили в этот раз о том, под силу ли сугубо коммерческим продуктам типа зубной пасты, пены для бритья, спортивной обуви или жареных крылышек замахиваться на решение острейших глобальных проблем экологического и гуманитарного толка.

15 сентября 2019

Когда от social intelligence брендов остаётся одна intelligence. И отнюдь не в смысле интеллекта

Помню, как четыре года тому назад, когда я не то чтобы преднамеренно оказалась среди многоуважаемых спикеров пленарки главного маркетингового форума страны, веру мою в человечество слегка поколебал седовласый маркетолог Yandex, который сначала в манере среднестатистического вузовского преподавателя потребовал, чтобы подняли руки все, кто успел изучить труды «отца бихевиоризма» и нобелевского лауреата Даниэля Канемана, а затем, насчитав в зале не более пяти поднятых рук, торжествующе заявил, что со всеми остальными (неучами, видимо) и говорить ему не о чем.

12 сентября 2019

Обороноспособность РЖД

Почти анекдот: говорят, ещё каких-нибудь пару лет тому назад первым пунктом корпоративной стратегии РЖД числилось — что бы вы думали? — «Обеспечение обороноспособности страны». Не благополучие пассажиров, не сохранность грузов, не безопасность транспортировки и, не дай Бог, скорость или качество обслуживания в принципе.