6 июля 2018 г.

Увольнение за протест

На тему профессиональной и корпоративной этики и её распространения на служебное и неслужебное время наёмного работника в России и в США на уходящей неделе не высказался только ленивый.
В России интерес к ответственности работодателя за мировоззрение и (пожалуй, даже важнее) социальную и эмоциональную зрелость своих сотрудников спровоцировала своей совсем не свежей и ничем не оправданной обсценной лексикой теперь уже бывшая коллега по цеху, представлявшая французскую торговую сеть Леруа Мерлен.
В Штатах — где этику в отношениях между работником и работодателем, в первую очередь, трактуют как верность букве договорных отношений, — интерес к теме обострился на фоне вчерашней отставки главы федерального агентства по защите окружающей среды (EPA), обвинённого в вызывающе «неэкологичном» образе жизни за счёт налогоплательщиков (перелеты первым классом и частными бортами, в том числе в отпуск, с полным комплектом сотрудников безопасности без очевидной надобности и т.п.).
Fast Company, то ли в связи с этой историей, то ли по чистому совпадению, буквально накануне припомнила историю Джули Брискман, которая в октябре прошлого года по пути на работу (на велосипеде) продемонстрировала средний палец обогнавшему её кортежу Президента Трампа и с гордостью опубликовала фото, запечатлевшее сей судьбоносный момент и мгновенно растиражированное СМИ, в своём аккаунте в Твиттере.
Компания-работодатель Брискман (Akima), предоставляющая ИТ- и профессиональные аутсорсинговые услуги как раз американскому госсектору (в т.ч. военпрому), немедля уволила сотрудницу, объясняя это решение тем, что их штатный маркетолог «грубо нарушила политику пользования социальными медиа», и теперь стороны выясняют отношения в суде штата Вирджиния.
Примечательно, что адвокат Брискман следующим образом обосновывает иск своей подопечной о признании увольнения незаконным: «Выражение несогласия с политикой Президента — фундаментальное право на выражение политических взглядов, закреплённое как в законодательстве США, так и в своде законов штата Вирджиния. Увольнение работника из-за боязни возмездия нарушает базовые постулаты трудового законодательства штата. Своим поднятым вверх средним пальцем мисс Брискман выразила собственное неодобрение политике Президента Трампа, и сделала она это в своё личное (нерабочее) время и в своём частном качестве как гражданин страны (не находясь при исполнении служебных обязанностей).»
Похоже, Fast Company выбрала этот кейс неслучайно, так как протест г-жи Брискман был выражен не только в пламенных твитах, но и в реальном действе (что, в общем, скорее редкость). Понятно, что спектр причин для увольнения сотрудников, чьи слова и дела создают нежелательный публичный резонанс вокруг имени компании, неизмеримо шире, и тем не менее, собственный гид Fast Company для работников организаций о том, «как не быть уволенным за выражение протеста», — неплохая попытка провести границу между личным и служебным в «наше политизированное время».
5 октября 2019

Бренды как люди: с гражданской позицией и без

На Baltic Weekend говорили в этот раз о том, под силу ли сугубо коммерческим продуктам типа зубной пасты, пены для бритья, спортивной обуви или жареных крылышек замахиваться на решение острейших глобальных проблем экологического и гуманитарного толка.

15 сентября 2019

Когда от social intelligence брендов остаётся одна intelligence. И отнюдь не в смысле интеллекта

Помню, как четыре года тому назад, когда я не то чтобы преднамеренно оказалась среди многоуважаемых спикеров пленарки главного маркетингового форума страны, веру мою в человечество слегка поколебал седовласый маркетолог Yandex, который сначала в манере среднестатистического вузовского преподавателя потребовал, чтобы подняли руки все, кто успел изучить труды «отца бихевиоризма» и нобелевского лауреата Даниэля Канемана, а затем, насчитав в зале не более пяти поднятых рук, торжествующе заявил, что со всеми остальными (неучами, видимо) и говорить ему не о чем.

12 сентября 2019

Обороноспособность РЖД

Почти анекдот: говорят, ещё каких-нибудь пару лет тому назад первым пунктом корпоративной стратегии РЖД числилось — что бы вы думали? — «Обеспечение обороноспособности страны». Не благополучие пассажиров, не сохранность грузов, не безопасность транспортировки и, не дай Бог, скорость или качество обслуживания в принципе.