17 июня 2018 г.

Автогол Mastercard?

«Голом в свои собственные PR-ворота» уже назвали неудачный заход глобального карточного гиганта Mastercard на благотворительность в преддверии Мундиаля.

Напомню, к началу чемпионата мира по футболу латиноамериканское подразделение компании объявило, что каждый гол, забитый Лионелем Месси (Аргентина) и Неймаром да Силвой (Бразилия), превратится в 10 000 порций еды для нуждающихся в рамках Всемирной продовольственной программы ООН.



Возмущенная реакция не заставила себя ждать: тренеры и болельщики заявили, что тем самым Mastercard возлагает непомерный груз моральной ответственности за всех голодающих мира на плечи двух, пусть и звёздных, игроков; пиарщики поспешили изойти ядовитой слюной по поводу того, какое отношение КСО кредитно-финансовых учреждений имеет к проблеме продовольственной безопасности; циники не преминули пройтись по общему девизу Mastercard «Начни что-то бесценное» и позубоскалить над тем, что одним из главных спонсоров чемпионата выступает основной конкурент Mastercard — Visa; а широкая общественность и вовсе озаботилась моральной дилеммой, что будет с голодающими в случае, если не дай Бог, у латиноамериканских футболистов не случится голов?

Дилемма, к слову сказать, вечная, и в случае с кампанией бренда бытовой химии Domestos (Россия, 2015), призывавшей покупателей (не деньгами, всего лишь лайками и репостами!) поддержать ремонт туалетов в детских больницах по всей стране, разворачивалась ровно таким же трезвучием и ключевым вопросом в лоб: а если не поддержим, то что?

Не выдержав натиска внешних критиков, Mastercard спешно объявила о прекращении своей рекламной кампании, удалила пресс-релиз о её начале со своего сайта и заверила заинтересованные стороны в том, что, безотносительно продуктивности футбольных игроков, пожертвует программе ООН достаточно средств для того, чтобы до конца 2018 года обеспечить ни много ни мало 1 миллион порций еды.

А я, между тем, задаюсь вопросом: почему попытки больших, всемирно известных брендов привлечь внимание своих пользователей к возможным путям решения назревших глобальных проблем встречают такой ожесточённый отпор как потенциально благодетельствующих, так и потенциально благодетельствуемых?

Не оттого ли, что пользователям предлагаются заведомо готовые варианты и практически никакого выбора? — а отсутствие выбора при подходе к решению моральной проблемы в большинстве случаев воспринимается как манипуляция и игра на чувстве вины?