1 июня 2018 г.

Принудительный труд

Помидоры из Штатов, рис из Индии, клубника из Германии, морепродукты из Таиланда, яблоки из Британии, сахар из Бразилии — казалось бы, что объединяет все эти виды сельскохозяйственной продукции? Принудительный (местами рабский) труд.

По оценкам Международной организации труда (ILO), 21 миллион человек являются жертвами этого явления во всем мире. В одном только аграрном секторе (включая лесопользование и рыбодобывающую отрасль) генерируется 9 млрд долларов США нелегальных прибылей от такого труда ежегодно.

ILO называет принудительным любой труд «в ситуациях, когда людей заставляют работать силой или запугиванием, а также начисляя долги, отбирая документы, удостоверяющие личность, или угрожая выдать их миграционным властям».

14 работников, сбежавших с птицеводческой фермы в Таиланде пару лет назад (крупнейший экспортный рынок для тайской домашней птицы — ЕС), рассказали об издевательствах надсмотрщиков, бесконечно долгом рабочем дне, двух часах отпуска в неделю — и то под надзором — и спальных местах для рабочих непосредственно в курятниках.

Труд против собственной воли, «труд за еду», труд в уплату долгов — не редкость и в развитых странах. До 5% всех сельскохозяйственных тружеников США — жертвы именно такой бизнес-модели. Как правило, это низкоквалифицированные рабочие, нелегальные иммигранты из Мексики, Гватемалы и Гаити.

На круглом столе о роли бизнеса в глобальном развитии во второй день #ПМЭФ говорили, в том числе, и о том, какова эта роль в борьбе с нищетой, которая исторически формировалась как следствие несправедливых условий труда и вознаграждения за труд в глобальных системах поставок. Большим перерабатывающим и торговым компаниям в конце цепочки вполне по силам трансформировать эти системы, привлекая внимание покупателей и формируя осознанный выбор в пользу этически полученной продукции.

Худшими в рейтинге систем поставок пищевой продукции и напитков, составленном knowthechain.org, признаны системы производства и поставок американской #MonsterBeverage, выпускающей энергетические напитки под брендами #Relentless и #Burn (0 баллов из 100, на минуточку); мексиканской #FEMSA, крупнейшего партнёра #CocaCola по бутилированию газированных напитков (всего 7 баллов из 100 возможных) и нередко уже упоминавшейся по разным «приятным» поводам в этом канале американской же #KraftHeinz (9 из 100), пятого в мире по величине производителя пищевой продукции.

Повод задуматься, какие экономические модели, а вместе с ними и будущее этого мира — построенное на нищете и притеснении или благополучии и справедливом распределении прибыли — мы с вами финансируем, отдавая предпочтение тем или иным брендам.

19 января 2020

Сомнительный разрыв

Нешуточные дебаты развернулись между ведущими мировыми экономическими школами после элегантного вброса нобелевского лауреата Пола Кругмана о том, что за каких-нибудь полвека реальный разрыв в оплате труда между СЕО среднестатистической корпорации из числа Fortune 500 и самым низкооплачиваемым этой корпорации работником вырос с 20 до почти 300 раз.

16 декабря 2019

Культура компаний как отражение детских травм руководителей

«Что вы хотите? — со вздохом сказала коллега из авторитетнейшей металлургической корпорации. — «Скажите спасибо, что у нас конкурсы красоты хотя бы перестали проводить с определенными целями»... Кто-то, дорастив бизнес до уровня монопольного в ряде секторов, всё ещё наивно полагает, что можно продолжать «соображать на троих», принимая решения за многотысячный коллектив в удобном формате стартапа, а кто-то — просто фиксирует в своей империи ностальгию по босоногому детству и «лихим 90-м».

1 декабря 2019

На дне доверия

А ещё на этой неделе говорили с коллегами по цеху на Национальном Рекламном Форуме о том, как незаметно специалисты по рекламным коммуникациям, — они же маркетологи — оказались на самом дне рейтинга профессий с точки зрения ДОВЕРИЯ к их деятельности.