12 сентября 2019 г.

Обороноспособность РЖД

Почти анекдот: говорят, ещё каких-нибудь пару лет тому назад первым пунктом корпоративной стратегии РЖД числилось — что бы вы думали? — «Обеспечение обороноспособности страны».



Не благополучие пассажиров, не сохранность грузов, не безопасность транспортировки и тех, и других (включая безопасность экологическую, которая, в общем, по сравнению с авто- и авиаперевозками достаточно высока). И, не дай Бог, скорость или качество обслуживания в принципе.
Специально пошла на сайт, откопала "Программу долгосрочного развития РЖД" (до 2025 года), принятую в марте этого года, и внимательно ознакомилась с приоритетами. Хорошо уже то, что обороноспособности страны как стратегической задачи Российских железных дорог в ХХI веке там не нашла (тревоги мои за обороноспособность таким образом поутихли).
Но... на первом месте среди приоритетов (то есть, ДО банального — но такого важного — обслуживания грузоотправителей, ДО повышения транспортной мобильности населения и совсем ЗАДОЛГО ДО обеспечения пространственного развития (а я бы сказала, социально-экономического единства) нашей многострадальной страны узрела вот это (цитирую): «Получение необходимых финансовых ресурсов для решения задач, поставленных акционером, путем повышения финансово-экономической эффективности».
Эээээ... Какая универсальная стратегическая задача, однако. Не то что бизнес любой формы и отраслевой принадлежности — любой благотворительный фонд, любая некоммерческая организация, любая структура, заточенная на донорство, может с успехом брать такую удобную формулировку на вооружение.
Только точно ли это приоритет долгосрочного развития крупнейшего и по-настоящему стратегического транспортного предприятия страны? Или, может быть, всё-таки просто один из основополагающих параметров его финансовой модели? (А вот почему он такой... выпукло фандрайзинговый (или, пардон, краудсорсинговый)... это, видимо, предмет какой-то отдельной дискуссии).
19 января 2020

Сомнительный разрыв

Нешуточные дебаты развернулись между ведущими мировыми экономическими школами после элегантного вброса нобелевского лауреата Пола Кругмана о том, что за каких-нибудь полвека реальный разрыв в оплате труда между СЕО среднестатистической корпорации из числа Fortune 500 и самым низкооплачиваемым этой корпорации работником вырос с 20 до почти 300 раз.

16 декабря 2019

Культура компаний как отражение детских травм руководителей

«Что вы хотите? — со вздохом сказала коллега из авторитетнейшей металлургической корпорации. — «Скажите спасибо, что у нас конкурсы красоты хотя бы перестали проводить с определенными целями»... Кто-то, дорастив бизнес до уровня монопольного в ряде секторов, всё ещё наивно полагает, что можно продолжать «соображать на троих», принимая решения за многотысячный коллектив в удобном формате стартапа, а кто-то — просто фиксирует в своей империи ностальгию по босоногому детству и «лихим 90-м».

1 декабря 2019

На дне доверия

А ещё на этой неделе говорили с коллегами по цеху на Национальном Рекламном Форуме о том, как незаметно специалисты по рекламным коммуникациям, — они же маркетологи — оказались на самом дне рейтинга профессий с точки зрения ДОВЕРИЯ к их деятельности.