17 сентября 2021 г.

1000 миль санкционного комплаенса

Вспомним слова немецкого пастора Нимёллера: «когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист. Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ...». Вот и российские IT-компаний все чаще спрашивают: «Неужели санкции пришли за нами?». Когда удивление проходит, начинаются более содержательные вопросы.

А о каких санкциях идет речь?

Указ Джозефа Байдена № 14024 от 15 апреля 2021 содержит непривычно длинный перечень критериев, по которым сотрудник, владелец или представитель IT-бизнеса может оказаться в санкционном списке SDN со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Но помимо этого режима санкций никуда не делалось всё многообразие иных программ ограничительных мер основных западных юрисдикций, к которым с 1 января добавилась Великобритания.

А что IT-компаниям делать в этой ситуации?

На этот вопрос лучше всего сможете ответить вы сами. Возьмите лист бумаги. Слева запишите вопросы:

  1. нам важен рынок США/ЕС;
  2. наш основной поставщик из США/ЕС;
  3. у нас есть счета в западном банке;
  4. у нас есть счета в долларах и Евро в российском банке, и мы дорожим ими;
  5. мы провели IPO на западной бирже или собираемся скоро его провести;
  6. мы не сможем вести деятельность без западных программ, технологий или оборудования;
  7. наш акционер или бенефициар – гражданин одной западной страны или имеет там недвижимость; и так далее.

А справа напишите ответы – «да» или «нет». Чем больше ответов «да», тем актуальнее для вас задача соблюдения законодательства о санкциях соответствующей западной юрисдикции. И чем больше «да», тем быстрее вам нужно познакомиться с таким понятием как санкционный комплаенс.

А если мы сейчас поставим программу Risk & Compliance, мы снимем все риски?

Не снимете. На пути предотвращения рисков нужно обладать минимальным набором знаний о комплаенсе, теории финансово-экономических санкций и о геополитическом контексте, а также познаниями о межпредметных связях между ними. Только человек может отвечать за результат своей деятельности. Через несколько месяцев санкционный комплаенс офицер уже будет знать всё о потенциальных контрагентах, кто под санкциями. А у более опытного коллеги уже при первом взгляде сложится понимание – под какими санкциями контрагент; под какими – его бенефициары; кто, когда и в какой список попал, и по каким основаниям.

Но если риски не снимем, то хоть можно попытаться полностью автоматизировать санкционный комплаенс?

Это самый частый вопрос. С ним приходят и средние компании, и флагманы рынка. Всех интересует простое решение — сотрудник вобьёт в поисковую строку название потенциального контрагента и его ИНН, нажмёт на Enter и получит результат по всем интересующим параметрам. Если упростить, такой санкционный скрининг может затрагивать четыре группы вопросов:

  1. находится ли под блокирующими санкциями сам потенциальный клиент;
  2. находятся ли под санкциями его акционеры (учредители);
  3. там ли бенефициары потенциального клиента;
  4. не зарабатывает ли наш потенциальный контрагент львиную долю своей прибыли на подсанкционных лицах?

Если 1 и 2 ещё можно автоматизировать, то 3 и 4 – нет. Без ручной проверки и повторной перепроверки бизнес-компании ещё очень нескоро начнут обходиться.

Как спастись от санкционных рисков?

Как говорили древние – via est vita. Всё течёт и всё меняется. Даже самый исчерпывающий меморандум уважаемой юридической фирмы с указанием всех возможных рисков и законных способов их минимизации актуален лишь на дату подписания. А далее в игру вступает множество внешних факторов. Редакционная колонка российского делового СМИ связала вас с токсичным оборонным предприятием. Американский юридический консультант сообщил полученную от вас конфиденциальную информацию в OFAC. Российский филиал обслуживающего вас западного банка передал информацию соответствующему регулятору. Ваши собственные пиарщики выпустили бодрый пресс-релиз об успешном выходе на рынок Крыма. Российская страховая компания со штаб-квартирой в Западной Европе сообщила о личности выгодоприобретателя, который под санкциями…. Любое такое развитие или действие третьих лиц чревато отклонением от привычного вам status quo и санкциями. Только выстроенный и ежедневно работающий санкционный комплаенс может спасти от таких рисков.

Нужен ли нам отдельный санкционный комплаенс или штатные юристы справятся?

На первом этапе штатные юристы может и справятся, а вот дальше общемировой тренд свидетельствует о необходимости выделить комплаенс в отдельное подразделение. В первую очередь из-за разных сфер ответственности и возможного конфликта интересов между собственно юридической функцией и нетипичной для них функцией предотвращения риска от санкций, про что юристам в университете точно не рассказывали.

А можно ли снять санкции?

Главная максима санкционного комплаенса – малой ценой спасти компанию от больших рисков. Попадание под санкции – и является наступлением этого риска. Снять их можно, но как показывает практика, под них просто лучше не попадать. Поэтому сейчас самое время сделать первый шаг в направлении построения санкционного комплаенса.

А Вы что думаете?

Данный сайт обрабатывает Cookie-файлы. Если вы используете сайт, то вы соглашаетесь с Политикой Конфиденциальности. Чтобы использовать сайт без cookies, нажмите "Без cookies".