11 июля 2020 г.

Язык этической дилеммы

Ольга Боброва

Ольга Боброва
к.э.н., доцент кафедры экономики и управления предприятиями и производственными комплексами СПбГЭУ, заместитель директора RBEN

Наши моральные суждения могут меняться в зависимости от языка, на котором мы их формулируем, не правда ли? И наши эмоциональные и поведенческие реакции зависят от языка, на котором для нас формулируется этическая дилемма. Особенно это заметно у людей, владеющих несколькими языками.

На родном языке эмоции, связанные со словами, переживаются ярче. У человека, воспринявшего этическую проблему на родном языке, реакция и моральное суждение возникают быстрее, меньше усилий идет на осмысление и анализ.

На иностранном же языке человеку требуется усилие на «перевести и подумать». Решение получается более взвешенным, в него меньше привносится эмоций. Но, с другой стороны, это решение идет как бы не от души, человек может воспринимать его отстраненно - как будто это не про него. И после выполнения принятого на иностранном языке решения может не усваиваться навык этичного поведения, который должен следовать из убеждения, что именно это принятое решение верно. Таким образом человек не обретает навыка правильного поведения, а лишь накапливает теоретическое знание.

Например, один мой друг – неверующий. И вдруг я замечаю, что в переписке с американскими коллегами (я была в копии письма) он неожиданно пишет: God bless us! В русской же речи он никогда не скажет: «Да благословит нас Господь», для него это слишком сильное моральное суждение, с которым он скорее всего в глубине души не согласен. А по-английски, как оборот речи, он готов произнести то, что американским корреспондентом будет воспринято в порядке вещей, а для него самого особого смысла не имеет.

Также и в случае других суждений в сфере этики. Отсюда следует вывод о языке, на котором формулируются кейсы и дилеммы нашей тематики. На мой взгляд, для русского читателя может быть будет полезным впервые познакомиться с какой-нибудь этической дилеммой на английском (или другом иностранном языке). Но отрабатывать необходимый навык этичного поведения нужно на русскоязычных упражнениях и текстах. Причем на примерах из российского бизнеса, поскольку человеку легче себя представить в декорациях отечественных фирм.

Известно, что большая часть религиозного учения ⎯ это этическая концепция. Церковь учит людей как поступать в тех или иных ситуациях, как отличить плохой поступок от хорошего, пагубные мысли и намерения от справедливых. Вспомним, что у католической церкви долгое время было убеждение в сакральности латинского языка, на нем были написаны основные религиозные тексты. Но затем из сферы проповеди и духовного образования латинский уходил быстрее, чем из богослужений, в которых обсуждаются уже не этические вопросы, а происходит молитва ⎯ другая форма религиозного опыта, вне этических дилемм.

В русском православии роль сакрального языка играл церковно-славянский. Но и он сохранился только в молитвах, и в некоторых храмах - для чтения Священного Писания. А вот проповеди, как изложение этического учения, воскресные школы (как этические учебные центры), подготовка к крещению и венчанию ⎯ все теперь на родном языке слушателей.

Вспомним также, что проповедники христианства в других народах прежде всего учили их языки. Те, кто были способны погрузиться в культуру просвещаемого народа, добивались успеха в проповеди. Здесь можно привести пример святого равноапостольного Николая (Касаткина), просветителя Японии. Прибыл он в закрытую страну Японию русским монахом никому неизвестного там Православия в 1861 году, когда за исповедание Христианства на территории японских островов действовало уголовное наказание. А умер под Восходящим Солнцем в 1912 году, пережив на вражеской территории русско-японскую войну, и оставив после себя новую Японскую Православную Церковь – около 30 тыс. верующих - со своими местными священниками, школами, семинарией, прекрасными соборами и храмами, которые можно увидеть и сегодня, и т.д. Все благодаря помощи Божией и тому, что святитель Николай действительно глубоко и внимательно изучил историю, язык, культуру, религии - буддизм и синтоизм японский - и главное очень любил японцев и уважал их древнюю культуру. Это чувствуется по его Дневникам даже сейчас.

Также и нам, «проповедникам» честного бизнеса, комплаенса и КСО, я думаю, необходимо погружаться в русскую культуру, находить прекрасные черты русской души и взывать к ним на родном языке для того, чтобы наши слушатели стали в бизнесе более этичными.

Данный сайт обрабатывает Cookie-файлы. Если вы используете сайт, то вы соглашаетесь с Политикой Конфиденциальности. Чтобы использовать сайт без cookies, нажмите "Без cookies".