6 июня 2020 г.

Краткий обзор Круглого стола RBEN – «Конфликт интересов в компании» 28.05.2020

Маргарита Хоменко

Маргарита Хоменко
директор по проектам в области комплаенс RBEN

28 мая Российская ассоциация этики бизнеса, комплаенса и КСО (RBEN) совместно с Transparent Deal провели круглый стол на тему «Конфликт интересов в компании». Спикерами круглого стола были Маргарита Хоменко (модератор Круглого стола, RBEN), Сергей Васильев (Коллегия адвокатов г. Москвы «Васильев, Мусатов и Партнеры»), Светлана Зуева (ПАО «ВымпелКом») и Максим Вавилов (АО «Лаборатория Касперского» – ИТ-продукт Transparent Deal).

Правила игры конфликта интересов

Круглый стол открыла Маргарита Хоменко с докладом о понятии «конфликта интересов» в законодательстве РФ в различных законах (273-ФЗ «О борьбе с коррупцией», 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»). Она также освятила - какие основные ситуации подпадают в эту категорию, а также обозначила, ключевые вопросы, с которыми сталкиваются компании при регулировании конфликтов интересов. Также Маргарита в своем докладе осветила новые рекомендации Минтруда о выявлении личной заинтересованности, которые были опубликованы 19.05.2020 года. В завершении доклада были освещены основные виды конфликтов интересов, возникающих на практике, и «правила игры», которые должны быть определены между собственниками и менеджментом, компанией и сотрудниками для соблюдения требований законодательства, защиты интересов компании и предотвращения хищений, мошенничества и рейдерства.

Конфликт интересов и корпоративное управление

Следом за теоретической и правовой вводной от Маргариты доклад Сергея Васильева с практическим кейсом включал разбор последствий отсутствия контроля за рисками конфликта интересов в сфере корпоративного управления. Кейс особо показателен тем, что он повествует о «сером кардинале», советнике владельца бизнеса, который, обладая практически неограниченными полномочиями, с целью реализации личной заинтересованности вступил в сговор с профессиональными рейдерами, пообещавшими ему вознаграждение. Так, в момент, когда по мнению советника его бизнес-заслуги не были в должной степени оценены владельцем бизнеса, он, используя свои полномочия, создал юридические условия, способствовавшие рейдерскому захвату бизнеса собственника. Таким образом в конфликт вошли интересы компании и личные интересы «советника». Для акционера последствия данной ситуации вылились в корпоративную войну в нескольких юрисдикциях за восстановление контроля над бизнесом, вынужденные сделки для «возвращения» захваченных активов и прочее. Для компании последствия обернулись настоящей катастрофой, которая состояла в том числе в срыве выполнения своих обязательств по выплате заработной платы сотрудникам, аресте имущества и многом другом. При этом, из-за отсутствия правил в компании по конфликту интересов, отсутствии комплаенс службы и каких-либо комплаенс-контролей, отсутствию контроля за полномочиями «советника», он не подвергся уголовному преследованию на территории Российской Федерации. По формальным основаниям с его стороны юридически значимые действия совершались за пределами РФ. Единственное уголовное дело в отношении советника было возбуждено в Нидерландах на основании нарушения процедуры принятия решения «Двумя директорами». Представленный кейс расширяет круг вопросов и зоны комплаенс-контролей с целью минимизации рисков и последствий невыявленных и неурегулированных конфликтов интересов.

Конфликт интересов и раскрытие конфиденциальной информации

Светлана Зуева выступила с кейсом – этической дилеммой о том, как скрытый конфликт интересов в одном случае может нести в себе одновременно деструктивные и конструктивные последствия. Для полноты рекомендуем читателям ознакомиться с полной версией кейса, опубликованного на сайте RBEN. Суть кейса в том, что участник тендера на прокладку кабеля для крупной компании проиграл конкурс и остался резервным поставщиком. Завладев информацией, составляющей коммерческую тайну, менеджер подрядчика-резервиста направил в адрес конфликтной комиссии Компании-заказчика письмо от имени генерального директора (без его ведома) с заявлением о подлоге документов для тендера со стороны победителя. Менеджер надеялся, что его компания, как резервист, получит заказ, так как рассчитывал на дисквалификацию победителя. Подобное обращение в конфликтную комиссию показалось нетипичным, так как участники закупок обычно жалуются на менеджеров компании-заказчика, но крайне редко на конкурентов. Занявшиеся этим вопросом сотрудники безопасности при анализе материалов обнаружили одинаковые фамилии у сотрудника компании-жалобщика, сотрудника компании-партнера (контролирует строительные работы на объектах заказчика) и у советника, который пришел на встречу с сотрудниками безопасности вместо генерального директора, от имени которого поступила жалоба. И эта история могла бы закончиться удачно, если бы горе-махинатор не забыл, что их компания совершила аналогичный подлог документов. Поэтому она была дисквалифицирована вслед за победителем.

Данный кейс интересен как с точки зрения глубины контролей в отношении выявления конфликтов интересов при проведении тендеров в компании и работе с подрядчиками, так и с этической точки зрения. Во-первых, конфликт интересов возник не между сотрудниками компании-заказчика и подрядчика, а между сотрудником компании-партнера заказчика и подрядчиком. При этом уровень позиций сотрудников не позволяет обнаружить связи заранее. Во-вторых, политики по раскрытию конфликтов интересов в Компании-заказчике не распространялись на сотрудников Компании-партнера, таким образом предотвратить данную ситуацию или контролировать ее оказалось проблематичным. В-третьих, интрига в итоге обернулась против самого инициатора, обе недобросовестные компании были дисквалифицированы и отстранены от участия в закупочных мероприятиях данного заказчика. Кейс Светланы вызвал горячую дискуссию специалистов в области деловой этики, так как неэтичное поведение одних лиц привело в итоге к пользе для общества в лице компании-заказчика.

Конфликт интересов: следующий шаг - автоматизация

Завершил круглый стол Максим Вавилов с презентацией ИТ-продукта лаборатории Касперского “Transparent Deal”, который позволяет автоматизировать процессы, связанные с контролем конфликтов интересов в компании. Информационно-аналитическая система способна анализировать данные как физических так и юридических лиц с помощью машинного обучения. Система использует информацию как из открытых источников, так и из внутренних источников компании и внешних ресурсов партнеров. Программа способна анализировать и выявлять связи по следующим факторам – родственники, учеба, работа, социальные сети, бизнес-партнеры, интеллектуальная собственность и другим. Преимуществом продукта является используемая скоринговая модель, которая помогает вычислить риск обнаруженных связей и приоритезировать их на основе балльной системы. Модель можно настроить под конкретные задачи компании, чтобы она оценивала критичность связи, исходя из индивидуальных параметров компании – отношения, должность, прошлое и характер бизнеса и других показателей. На основе анализа система присваивает связям балл по шкале от 1 до 100, которая определяет степень риска. Необходимо отметить, что все функциональные модули продукта “Transparent Deal” соответствуют требованиям обработки персональных данных (152-ФЗ) и стандартам информационной безопасности.

Выступления спикеров вызвали оживленную дискуссию, поднимались вопросы «А был ли здесь конфликт?», «Этично ли так поступать или нет?», «Можно ли жаловаться на недобросовестного конкурента?», «Как устроена система “Transparent Deal”?». Все это говорит о том, что тема актуальна, а мы будем вместе искать ответы. Чтобы при возникновении реальной ситуации в работе четко определить последовательность действий, управлять конфликтом и не допустить его эскалации.

В RBEN мы продолжаем обсуждать вопросы конфликтов интересов и приглашаем вас на следующий круглый стол по вопросам конфликтов интересов и на наши мероприятия и обсуждения!

Автор благодарна волонтерам Сергею Лаврентьеву, магистранту НИУ ВШЭ, Москва, и Максиму Степанюку, магистранту РЭУ им. Плеханова, за помощь в подготовке круглого стола и текста колонки к публикации.