27 мая 2020 г.

Гаджеты и COVID-19: запретить нельзя ограничить

Роман Скоков

Роман Скоков
д.э.н., профессор кафедры менеджмента Волгоградского государственного аграрного университета

Пандемия коронавирусной инфекции заставила государство и общество по-новому взглянуть на цифровые товары. Для всех поколений на самоизоляции они, без преувеличения можно сказать, стали товарами «первой необходимости».

Гаджеты вызывают паталогическую зависимость

Цифровые товары также как алкоголь, сигареты, азартные игры, наркотики, реализуют потребность ухода от реальности и вызывают зависимость и определяются как аддиктивные – digital addictive goods (приложения для смартфонов, планшетов, видео и цифровые игры, социальные сети, электронные сигареты).

Цифровые аддиктивные товары видимо не случайно, а по замыслу создателей вызывают привыкание. Их производители по капитализации входят в Топ 12 мировых лидеров: Apple inc. (2 место), Facebook (6 место), Tencent (9 место).

Всемирная организация здравоохранения признала серьезную и растущую проблему цифровой зависимости и включила в 2018 г. игровые зависимости в 11 издание Международной классификации болезней. «Страх отсутствия мобильного телефона» получил специальный термин «номофобия» - от англ. «no mobile phone phobia».

Отношение общества и государства к гаджетам

Люди, сделавшие состояние на IT-технологиях, и сами признают необходимость ограничения гаджетов для детей. Например, глава Microsoft Билл Гейтс признавался, что не давал своим трем детям пользоваться смартфонами до 14 лет. Основатель Apple Стив Джобс тоже ограждал своих детей от увлечения гаджетами. В их семье было принято собираться вечером вместе за столом и обсуждать события дня, прочитанные книги.

Генеральный директор Kickstarter Янси Стриклер предупреждает:«… нетрудно представить, что через 20 лет мы обнаружим то, что социальные сети делают с нашим мозгом, эквивалентно тому, что курение делает с нашими легкими».

В результате проведенных опросов - за запрет школьникам пользоваться гаджетами во время занятий выступили 73% россиян, 76 % немцев, 49 % британцев. Однако, у регуляторов и общества не сложилось однозначной позиции о запрете или разрешении смартфонов в школе, а в период самоизоляции гаджеты стали для многих даже спасением. Закономерно возникает вопрос - как сложен и с какими последствиями будет выход цифровых потребителей из виртуальной реальности?

С одной стороны, гаджеты помогли детям учиться дома и могут стать реальными помощниками в классе. С другой стороны, цифровые аддикции могут приводить к физиологическим нарушениям, отрицательным социально-экономическим эффектам: туннельному синдрому, синдрому компьютерных глаз, нарушению слуха, снижению производительности, успеваемости, кибербуллингу, самолюбованию, эгоцентризму, онлайн-шопоголизму, дорожно-транспортным происшествиям, кибер мошенничеству, депрессии.

Опыт ограничений использования гаджетов до COVID-19

До пандемии специалистами накоплен значительный международный опыт регламентации использования устройств мобильной связи в образовательных учреждениях:

  • запрет в начальной и средней школе по решению администраций во Франции, Швейцарии, Канаде, Австралии, Великобритании, Бельгии, Малайзии, Нигерии, Уганде;
  • создание специализированных центров для лечения зависимости в Китае, США, Италии;
  • курсы учителям по предупреждению и устранению зависимости у детей, информационная кампания и терапия для родителей в Швейцарии, Италии;
  • отсрочка от призыва в армию зависимым от интернета в Финляндии.

В России в 2019 году такие органы государственной власти как Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека и Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки рекомендовали региональным и муниципальным властям в сфере образования рассмотреть вопрос об ограничении использования мобильных устройств связи в школах обучающимся, педагогам и родителям. Ограничения уже ввели около 10 тысяч школ, полностью запретили на уроках в Белгородской области, Северной Осетии и Ингушетии.

Как же будет развиваться ситуация после COVID-19?

Попробуем найти ответ на этот вопрос. По сути на карантине люди превратились в цифровых и учеников, и работников. Частные лица и компании по всему миру быстро, а некоторые даже за ночь, перешли от личных встреч к видеоконференцсвязи. Приложение для видеоконференций Google Meet демонстрировало ежедневный рост более 60%. Скорость изменений в сравнении с прошлыми переходами ошеломляющая.

Мы, конечно, верим, что сегодняшняя ситуация пандемии не будет длиться долго, и предполагаем, и даже можем опасаться будущей организации цифровой работы и учебы врачей, учителей, менеджеров, учеников, всех людей. Можно отметить позицию К. Харди, что цифровые технологии не предвещают бесчеловечного будущего. Современные герои, врачи, находятся в физическом мире непосредственного ухода за пациентами. Доставка, сельское хозяйство и обслуживание цепочек поставок также связаны с реальностью и только дополняются цифровыми технологиями телемедицины, картографирования маршрутов, приложений прогноза погоды, инструментов совместной работы.

Проводимых в мире исследований и усилий ученых может оказаться недостаточно при высокой сложности возникающих проблем, поэтому общество и государство и после пандемии должны вернуться к поиску инструментов регулирования рынков цифровых аддиктивных товаров. Необходимо учитывать специфику механизмов спроса, предложения, государственного регулирования, которые подробно изложены в книге «Экономическая теория рынков аддиктивных товаров», выполненной при финансовой поддержке РФФИ и Администрации Волгоградской области в рамках научного проекта № 19-410-340006, р_а.

Для потребителей, общества, регуляторов на рынках цифровых аддиктивных товаров после COVID-19 актуальной задачей будет оценка и сокращение негативных последствий цифровых аддикций (привыканий) и выбор адекватных инструментов их общественного и государственного регулирования. Кроме того, и перед компаниями встанет вопрос организации возврата работников в офис после карантинной, так называемой, «удаленки». А для государственных регуляторов важными задачами станет законодательное регулирование дистанционной работы и поиск нового баланса между традиционным и электронным обучением.

Данный сайт обрабатывает Cookie-файлы. Если вы используете сайт, то вы соглашаетесь с Политикой Конфиденциальности. Чтобы использовать сайт без cookies, нажмите "Без cookies".