20 февраля 2020 г.

Дело о коррупции в Airbus

Денис Примаков

Денис Примаков
к.ю.н., специалист по комплаенсу, доцент ВАВТ, директор RBEN по Newsletter

31 января 2020 г. стало известно, что международная компания Airbus SE заплатила в общей сложности 4 млрд. долл. США в рамках соглашений с регуляторами Франции, Великобритании и США после 8 лет расследований, начавшихся с заявления британского информатора.

Если во Франции Компания была вынуждена заплатить Национальной налоговой службе самый большой штраф в истории французского преследования за коррупцию в размере 2.1 млрд евро, то в рамках отложенного судебного соглашения (Deferred Prosecution Agreement, далее - DPA) с британским Офисом по крупному мошенничеству (Serious Fraud Office) компания согласилась заплатить 991 млн евро. В США в рамках DPA компания за нарушения FCPA обязалась выплатить Департаменту юстиции США штраф в размере 2,09 млрд дол. США и 50 млн долл. США в качестве гражданской конфискации, и в рамках административного соглашения с Госдепартаментом США за нарушения закона об экспорте вооружения будет вынуждена выплатить штраф в размере 10 млн долл. США.

За что была наказана компания?

История началась 8 лет назад, когда британский информатор раскрыл коррупционную схему, которая функционировала в Airbus SE. С 2008 по 2015 г. компания через разных посредников и своих агентов была вовлечена в подкуп иностранных должностных лиц во многих странах. Для того чтобы скрыть незаконные переводы, компания подписывала подложные контракты, маскировала незаконные выплаты через несуществующие кредиты, получала несуществующие платежи. Сложность расследования состояла в том, что некоторые сотрудники компании не имели официальных должностей в подразделениях и, таким образом, над ними не осуществлялся прямой контроль. Другими словами, компания использовала агентов и консультантов для подкупа.

В DPA США описывается одна из схем подкупа китайских должностных лиц, организованная через фонд, официальной целью которого была организация образовательных семинаров для пилотов, а на самом деле деньги фонда направлялись для организации развлекательных мероприятий для государственных чиновников и чиновников авиаиндустрии (игра в гольф, увеселительные мероприятия).

В отличие от коммуникационных и фармацевтических компаний, авиастроительный бизнес подпадает под специальные ограничения, связанные с вооружением. Так, компания Airbus , которая продавала военные самолеты в Китай и Вьетнам, нарушила положения Закона о контроле над экспортом вооружения (AECA) и Международные правила торговли оружием (ITAR) в части раскрытия информации о взносах на политическую деятельность, выплатах и комиссий государственным должностным лицам. Регулятор пришел к выводу, что несмотря на то, что сотрудники комплаенс-функции были осведомлены об обязательствах компании в этой сфере, в компании не были организованы контрольные действия в области следования этим положениям и не проводилось обучение персонала.

Почему регуляторы пошли на сделку с компанией?

Имело место соглашение об отсрочке судебного преследования (Deferred Prosecution Agreement) и его французский аналог - вид «сделки со следствием» (plea agreement). Характерными особенностями этого вида является то, что соглашение утверждает суд (в отличие от соглашения о непреследовании - Non-prosecution Agreement), и в основе его лежит стимулирование компании к позитивной деятельности после совершения проступка: установление политики нулевой терпимости к коррупции, введения полноценной системы комплаенса, внешний надзор над компанией в виде независимого мониторинга и др.

Во всех соглашениях подчеркивается, что компания сама раскрыла коррупционную схему, сотрудничала с надзорными органами, но к этому каждое надзорное ведомство кроме обычных требований по усилению комплаенс системы, добавило свой список требований.

Так, ввиду того, что компания сама заявила о своем нарушении и сотрудничала в ходе следствия, Госдепартамент США согласился заключить с компанией административное соглашение с выплатой гражданского штрафа в 10 млн долл. США. В течение 36 месяцев компания будет находиться наблюдением регулятора и половина суммы штрафа будет зарезервирована под одобренные регулятором восстановительные меры по комплаенсу. Также для компании вводится и оплачивается за ее счет независимый специальный комплаенс-офицер по выполнению соглашения, а также предусматривается проведение двух внешних аудитов.

В Великобритании Офис по крупному мошенничеству (Serious Fraud Office) требует от компании корпоративных изменений: заменить высший менеджмент в правлении компании, включая назначения новых исполнительного и финансового директоров, а также главного юриста компании. И создать в совете директоров комитет по этике и комплаенсу с назначением большого числа комлаенс-профессионалов с прямым доступом к совету директоров.

Интересно, что в этом же документе дается описание сделки с французским надзорным органом, который назначил для компании надхорный орган – Французское антикоррупционное агентство, созданное в 2016 г.

Что отличает этот кейс от других кейсов

  1. Это дело от многочисленных коррупционных дел отличает гигантская общая сумма выплат, которая превышает 4 млрд дол.США.
  2. В отличие от других кейсов по коррупции, в этом деле сотрудничество между правоохранительными органами разных стран достигло небывалой синхронности (31 января Франция, Великобритания и США опубликовали свои пресс-релизы и материалы дел) и эффективности. Так, после того как дело было инициировано в Великобритании, оно было подхвачено во Франции и в США, на территориях которых осуществлялись некоторые эпизоды подкупа. Интересный факт, отмеченный в DPA Великобритании, состоит в том, что компании по запросу Офиса по крупному мошенничеству вменяется также добросовестно и полностью осуществлять сотрудничество с правоохранительными органами других стран.
  3. Этот кейс показывает, что в настоящее время компаниям уже недостаточно воспринимать комплаенс узко, а необходимо соотносить ее со специфическими рисками, в которых работает компания – например, для компаний из авиационной промышленности необходимо оценивать риски, связанные с нарушением законодательства в области экспорта вооружения.