Международная научно-практическая конференция "Национальные ассоциации этики бизнеса: международный опыт и возможности для России", 1 ноября 2017 г.
Круглый стол

Какой должна быть российская ассоциация этики бизнеса?

Модератор: Ирина БАХТИНА
Участники: Ильсур АХМЕТШИН (ПАО "Вымпелком"), Елена БАРСУКОВА (Philip Morris Internatonial), Петр ГРЕЙДИНГ (Объединенная металлургическая компания), Игорь КИСИЛЬ (IKEA Russia), Игорь ЛЕРНЕР (En+ Group), Анастасия ОКОРОЧКОВА (ВузЭкоФест), Игорь СТОЯНОВ ("Персона"), Наталья ТИТОВА (МИМОП ТПП РФ), Вера ЧЕРЕПАНОВА (комплаенс-эксперт).


Ирина БАХТИНА
Вице-президент по устойчивому развитию бизнеса и корпоративным отношениям Unilever в России, Украине, Беларуси, Турции, Израиле, странах Ближнего Востока, Центральной Азии и Африки
Огромное спасибо Максиму Сторчевому за инициативу, так как тема действительно не праздная и очень актуальная. Пользуясь ролью модератора сразу замечу, что мне очень важной кажется  возможность саморегулирования этики бизнеса. Этика выходит за рамки законодательства и здесь важно мнение делового сообщества, внутренне обсуждение этических принципов. Каким-то компаниям можно помочь вернуться на правильный путь, потому что они своим неэтичным поведением подводят всю отрасль под более жесткое, неадекватное и непропорциональное регулирование.
Чего мне лично не хватило в презентации Максима — внимания к этике акционеров. Мы много говорили о ней в этих стенах на конференции, которая прошла в мае. Правильно ли считать, что менеджеры - это лишь наемные работники акционеров, а акционеры по умолчанию считаются этичными и принимающими решения во благо компании? К сожалению, это не всегда так. Акционеры могут вредить компании и даже разрушить ее своими действиями и своей жадностью. Именно этика акционеров важна для четкого понимания важности здоровья компании и вообще здоровья всей экономики.
С этим я передаю слово двум директорам по комплаенсу, которые знают тему непонаслышке, и нам бы очень хотелось узнать их мнение. Ильсур Ахметшин, вице-президент компании ПАО «ВымпелКом», поделитесь Вашим опытом.
Ильсур АХМЕТШИН
Вице-президент по комплаенсу, ПАО "Вымпелком"
Спасибо за приглашение на эту конференцию, мы с удовольствием поделимся и нашм мнением, и нашим опытом. Мы горячо поддерживаем инициативы Максима практически по всем направлениям. Конечно, это не означает, что мы можем все их финансировать, хотя у меня мелькнула такая мысль о том, чтобы профинансировать что-то частным капиталом. Конечно, источники финансирования нужно искать в разных местах, в разных корпорациях. Наша компания тоже какую-то часть средств будет готова внести. Все те проекты, которые Максим обозначил, мы поддерживаем и готовы активно участвовать.
Мне кажется, что мы сейчас пишем в России новую историю. История этики бизнеса - это важнейший момент в развитии нашего общества. Может быть, это громкие слова, но я точно такую же историю прошел с комплаенсом. Аналогичную конференцию по комплаенсу мы делали еще 2008 г., когда все это еще только зарождалось, а сейчас это уже вполне сформировавшееся направление или функция во многих компаниях. Я сегодня хочу показать небольшую презентацию. Компания «ВымпелКом» уже имеет много инструментов управления этикой. Можно я попрошу поднять руки тех, кто является абонентом Билайн? Довольно много рук. Хочу сказать, что вы сотрудничаете с компанией, которая старается вас не подвести и внедрила у себя очень много инструментов управления этикой. Вот одна из наших концепций.
Справа на слайде Вы видите Ярослава Честного — он придуман нами, чтобы разбавить сухую материю управленческой функции, которой невольно становится корпоративная этика или комплаенс, живым человеческим общением. Когда я говорю «корпоративная этика», я имею ввиду этику внутри компании. Этика бизнеса гораздо шире.
Важная вещь — бесполезно обращаться к компаниям со словами «давайте развивать этику бизнеса», если их руководство не поддерживает этого начинания. Что бы не предлагали преподаватели, университеты или новые замечательные ассоциации,  если акционеры и руководство не хотят этого, но никакой этики не будет. Можно, конечно, пытаться изменить ситуацию снизу и пробовать убедить руководителя, что «нам это нужно», это даст нам важные вещи, репутацию, капитализаций и так далее, но вас просто не услышат. К сожалению. Поэтому предпосылкой для развития корпоративной этики является желание сверху, так называемый high level commitment.

Но когда руководство поддерживает внедрение этики в управление, эту функцию нужно куда-то приземлить. У нас эта функция была размещена в департаменте по комплаенсу. В компании этот департамент очень сильно развит, наверное, он крупнейший в России. Число людей, которые занимаются только комплаенсом, к концу года достигнет девятнадцати. Таких департаментов по комплаенсу вы больше не найдете.
Или вот, например, мировой рекорд по поводу прохождение комплаенс-тренингов онлайн. Это новый онлайн-тренинг по кодексу поведения. Мы запустили этот тренинг для 20 тысяч наших сотрудников 6 октября 2017 г. В тот же день сервер, который обслуживал этот тренинг, обвалился из-за огромного числа желающих пройти этот тренинг. В общем, это не потому, что у нас люди какие-то сознательные. Они такие же как и везде. Почему это произошло? Потому что генеральный директор отправил всем работникам компании смс со словами «дорогие друзья, вам всем необходимо незамедлительно пройти тренинг по кодексу деловой этики». Вот, что значит, high level commitment. В течение трех недель практически все 20 тыс. сотрудников прошли этот тренинг. Это очень простая, базовая вещь -- онлайн-тренинг, с которой может начать любая компания.
В управлении этикой важен целый ряд областей. Периодическая оценка этических рисков — очень непростая задача. Она требует постоянных обзоров и опросов, работы с людьми. Нужно учитывать географию бизнеса, необходимость взаимодействия с государственными органами, самые разные законодательные требования и т. д.
Важнейшая вещь — это создание возможности для сообщений о нарушений и расследования нарушений. Здесь ключевой инструмент — горячая линия, по которой люди могут сообщить руководству о том, что они обнаруживают в деятельности компании. Это большое подспорье. Можно проследить за несколько лет, какие именно поступают сообщения, обобщить этот опыт.
Далее - как обеспечить выполнение кодекса? Конечно, нужно прежде всего убеждать человека, чтобы он сам захотел быть этичным. Но если происходят нарушения, то необходимы меры дисциплинарного воздействия. Вот например, наш текущий онлайн-тренинг по этике является обязательным для всех и если кто-то из сотрудников не пройдет его, он будет наказан как нарушитель.
Отношения с бизнес-партнерами - важный внешний вектор нашей работы. Для нас очень важно, насколько этичны те волны, которые расходятся от нашей компании по экономике. Конечно, здесь не все может быть гладко, но основная масса людей, которые у нас работают, проходят через разные тренинги и мероприятия. У нас есть кодекс поведения поставщика, где среди прочих требований есть и этические нормы.  Иногда мы обнаруживаем неэтичное поведение партнеров. Один из последних случаев - я встречался с собственниками компании и пытался выяснить почему его люди вдруг внесли в смету неправильные данные. Наши сотрудники это подтвердили, и как выяснилось, там был некоторый сговор. Мы исправили ситуацию и попросили собственника компании провести определенные мероприятия. Он откликнулся очень доброжелательно и назначил у себя человека, который отвечает за этику, написал кодекс поведения, провел занятия с работниками — у него до этого вообще ничего не было. Мне кажется, что это очень хороший результат. И это не единственный случай.
Еще важный момент — тестирование всех инструментов управления этикой. Мы стараемся все наши новые инициативы проверять до внедрения, на первом этапе и периодически все последующее время.
Мы очень заинтересованы в том, чтобы сделать доступным для других все хорошее, что есть у нас. С удовольствием будем сотрудничать с преподавателями и исследователями, чтобы с вашей помощью и участием распространять новое знание. 
Ирина БАХТИНА: Ильсур, спасибо за подробный рассказ о том, что делает «ВымпелКом». Действительно, это впечатляет, хотя нужно признать, что даже самая лучшая система управления этикой не может гарантировать, что отдельные менеджеры (включая топов) не совершат этических проступков. Разумеется, это не значит, что все инициативы напрасны. Любая компания должна учиться на ошибках и делать свои программы лучше.
Будет интересно услышать мнение еще одного директора по комплаенсу — Елены Барсуковой из компании «Филипп Моррис».
Елена БАРСУКОВА
Управляющий по соблюдению законодательства и внутренних процедур аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России
Ильсур уже много рассказал о том, как можно управлять этикой. Я бы к этому добавила одну важную вещь, которая меня волнует. Этика находится в более широком поле, чем правовое регулирование. Нельзя привлечь к юридической ответственности за нарушение норм этики. И здесь в развитие мысли Ильсура мне хочется поставить другой вопрос: как сделать так, чтобы этический выбор компании не зависел от того, кто именно возглавляет сегодня компанию? Конечно, если топ-менеджмент привержен этике — это здорово, но получается, что мы находимся в зависимости от того, что сегодня директор этичный, завтра - неэтичный, и никакому регулированию это не поддается. А к этому нужно идти, в этом одна из основных задач внедрения норм этичного бизнеса. Почему это сложно? Во-первых, понятия об этике у всех разные. Это то, что называется judgment call — собственное мнение по важному вопросу. Во-вторых, эту сферу нужно пытаться регламентировать, и я понимаю важность этического кодекса, но при этом всегда будут возникать ситуации, когда менеджеры будет делать выбор на основании достаточно субъективных критериев. И вопрос, который можно адресовать нашей ассоциации — каким образом добиться того, чтобы этические проблемы разрешались объективно, и выполнение этих решений также не зависело от случайных факторов.
Ирина БАХТИНА: Спасибо, Елена. А дальше я попрошу взять слово Петра Грейдинга, директора по трудовым отношениям и корпоративной социальной ответственности «Объединенной металлургической компании».
Петр ГРЕЙДИНГ
Руководитель направления по работе с трудовыми коллективами и КСО, АО "Объединенная металлургическая компания"
Если отвечать на вопрос «Какой должна быть российская ассоциация этики бизнеса», то мне понравился вариант ответа, предложенный в презентации Максима. В ней четко обозначены все направления и представлены конкретные проекты. Мы уже обсуждали с Максимом еще до конференции о том, каким образом финансировать эту ассоциацию. Возможно, история с членскими взносами была бы не совсем правильная, так как убедить компании вносить членские взносы на уставную деятельность достаточно сложно, и здесь Максим предлагает правильный подход — через конкретные проекты. Веб-сайт, YouTube-канал, сборник кейсов — любой из этих проектов с просчитанными результатами и бюджетом можно предлагать членам ассоциации. Я был бы готов показать один из этих проектов своему руководству. В общем, огромное спасибо Максиму, что он нас всех собрал. Мы говорили в перерыве с президентами европейских ассоциаций Гертом Демуном и Германом Гранда о том, что как здорово, что не мы одни на этой планете, есть еще люди, которые занимаются этикой. Мы узнаем о том, что этот вопрос очень серьезный и, мне кажется, этический менеджмент становится очередным направлением социальной ответственности. Сейчас под КСО больше понимаются внешние социальные программы и эти программы часто отдаются пиарщикам для того, чтобы продвигать репутацию компании. А здесь мы обращаемся к организации системы управления, это принципиально другой подход. Мне кажется, это очень актуально и ассоциацию этики бизнеса нужно обязательно создавать.
Ирина БАХТИНА: Петр, а с точки зрения того, чем Вы занимаетесь в «ОМК», какова самая большая проблема, когда Вы пытаетесь продвигать этику среди сотрудников.
Петр ГРЕЙДИНГ: Я секретарь комиссии по этике в нашей компании, а возглавляет комиссию председатель правления. Наверное, самым сложным в последние годы было сделать так, чтобы сотрудники осознали, что если их непосредственный руководитель проявляет к ним неэтичное отношение (например, кричит или поступает несправедливо), то это не потому что так принято в компании и что всегда жизнь была такая, а что это нарушение, которое нужно разобрать и из которого нужно сделать выводы. Позиция «не выноси сор из избы» довольно пагубна и мы пытаемся ее постепенно устранить. Мы теперь должны донести данную позицию до всех работников — если что-то произошло что-то негативное, это вовсе не означает, что наша компания поддерживает это, это инцидент, последствия которого можно исправить и повторения которого можно не допустить в дальнейшем.
Ирина БАХТИНА: Хочу вернуться к Елене Барсуковой и задать ей такой вопрос: «Филип Моррис» и вообще табачное сообщество известно очень жесткими правилами регулирования поведения сотрудников. А что происходит с сотрудниками, которые ведут себя неэтично? Я имею в виду не нарушение закона, а неэтичное общение с внешней средой, напр., с потребителями или другими внешними стейкхолдерами.
Елена БАРСУКОВА: Конкретные примеры я не могу приводить по нашим корпоративным правилам. Учитывая мое участие во всех процессах и мое понимание того, как они строятся.... Сотрудник, который допускает неэтичное поведение, если в этом нет прямого нарушения кодекса о  добросовестности, все равно мы обсуждаем это с руководством потому что такие вещи не должны оставаться без внимания. В противном случае работники будут видеть, что этические принципы в компании в реальности не работают.  
Ирина БАХТИНА: Здесь логично обратиться к Екатерине Ивановой, приглашенному преподавателю Высшей школы экономики и докторанту немецкого университета в Kaiserslautern. Тема этики в бизнеса окружена огромным количеством стереотипов. Может быть, поэтому наши коллеги из «ВымпелКома» так жестко отстаивают эту позицию, потому что есть распространенное мнение о том, что этика ослабляет бизнес. Этичный бизнес становится пассивным, этичный маркетинг недостаточно привлекательным и пресным, этичные менеджеры по продажам не смогут нормально продавать и обходить конкурентов, а рынок у нас жесткий. Как ломать эти стереотипы на достаточно раннем этапе, когда мы говорим о воспитании и обучении молодежи в России и за рубежом?
Екатерина ИВАНОВА
Преподаватель НИУ-ВШЭ, докторант Kaiserslautern University
Спасибо Максиму за это начинание, но позвольте мне тоже быть жесткой. Я семь лет своей жизни проработала в Ассоциации менеджеров, когда мы запускали комитет по корпоративной социальной ответственности. Это была огромная работа, за которой стояло большое количество людей и компаний. Когда вы начинаете новую ассоциацию, нужно понимать, кто будет ее членом и кто будет поддерживать ее работу. Судя по тем целям, которые Вы ставите, это должна быть серьезная ассоциация и серьезный игрок, с мнением которого будут считаться. Здесь хотелось бы расширить повестку деятельности, чтобы это была не только этика бизнеса, но также КСО и устойчивое развитие, которые в презентации не прозвучали. Возможно, этика - это Ваш личный исследовательский интерес, но компаниям интересны все эти направления. Мне было бы тесно в предлагаемых рамках. Курс, который я читаю в Вышке и в Германии, имеет в своем названии слова «устойчивое развитие». Отвечая на вопрос Ирины, мне кажется, что студентам действительно важно давать базовые понятия, которые научно обоснованы, но также очень важно, чтобы на практике они могли общаться с профессионалами. То, что мы делаем со студентами Вышки — есть такая международная платформа Aim2Flourish.com. Ее запустили в Америке в Case Western Reserve University около пяти лет назад, чтобы студенты использовали метод appreciative inquiry interview для интервьюирования успешных компаний, которым удалось связать свой бизнес с целями устойчивого развития. Студенты идут за этими интервью в реальные компании (например, Ирина Бахтина согласилась дать такое интервью от компании Unilever), а потом пишут истории успешного внедрения инноваций, связанных с социально-экологической повесткой. Затем эти истории (они на английском языке) становятся доступны всему международному сообществу на платформе Aim2flourish.com. Подводя итог - да, нужно обучать студентов, но делать так, чтобы они активно изучали, как теоретические концепции реализуются на практике настоящими компаниями.
Ирина БАХТИНА: Максим, Вы можете прокомментировать связь с КСО и устойчивым развитием, которое не просматривается в Вашей презентации.
Максим СТОРЧЕВОЙ: Обращаю внимание присутствующих, что наше полное название: «Ассоциация этики бизнеса и корпоративной социальной ответственности», что говорит само за себя.  В формулировке нашей миссии на главной странице сайта есть три составные части: этика бизнеса, КСО и устойчивое развитие. Сейчас мы сделали акцент на этике бизнеса, чтобы гармонизировать наши отношения с другими площадками, которые занимаются КСО (напр., комитеты по КСО в Ассоциации менеджеров или РСПП). Нам не хотелось бы вступать с ними в конкуренцию или дублировать их деятельность, а хотелось бы объединить усилия. Поэтому мы решили начать с проектов по этике бизнеса, и если другим площадкам будет интересно делать их с нами — мы будем рады. И точно так же мы с радостью примем участие в их проектах по КСО, если они нас позовут. На самом деле, конечно, этика, КСО и устойчивое развитие — это если не одно и то же, то сильно перекрывающиеся вещи.
Екатерина ИВАНОВА: Но что касается терминов:  сегодня в презентации Герта Демунка было хорошо показано, как идет эволюция терминологии. Вначале была этика бизнеса, тридцать лет назад. Потом корпоративная социальная ответственность. Сейчас устойчивое развитие. Вопрос политический -- как вы организацию назовете, так она и «поплывет». Если мы будем оперировать терминами тридцатилетней давности, то....
Максим СТОРЧЕВОЙ: Я бы здесь не совсем согласился. Этика бизнеса как область знания существовала и сто, и тысячу лет назад, и будет существовать тысячу лет спустя. А конкретные термины и концепции приходят и уходят. Термин «корпоративная социальная ответственность» придумали в американской литературе в 1950-е гг., откуда он затем распространился в другие страны. То же касается «устойчивого развития». Это одна из концепций в рамках областей «этика бизнеса» и «менеджмент».  
Ирина БАХТИНА: Максим, я здесь готова Вам помочь, мы у себя тоже обсуждали этот вопрос недавно. Для меня «устойчивое развитие» — это такая физика процесса. Мы таким образом налаживаем и трансформируем наш бизнес: фабрики должны быть экологичными, менеджеры должны соблюдать права человека, вознаграждение должно быть справедливым и так далее. Это физика, это фундамент. А этика - это душа, эмоции, воспитание и культура. К сожалению, часто мы видим, что семья здесь дает сбой и корпорация вынуждена перевоспитывать своих сотрудников.
За этим столом также присутствует Игорь Кисиль, менеджер по связям с общественностью и коммуникациям компании IKEA. Про компанию IKEA мы знаем непонаслышке, всем известны ваши образовательные программы, в том числе для потребителей и поставщиков. Игорь, давайте попробуем связать устойчивое развитие и этику: насколько на Ваш взгляд эти понятия пересекаются?
Игорь КИСИЛЬ
Менеджер по связям с общественностью и коммуникациям компании IKEA Russia
Это спор мне немного напоминает ситуацию с курицей и яйцом. Что было раньше? Можно сказать, что этика является частью устойчивого развития, потому что не будучи этичной, компания рискует оказаться в ситуации, когда от нее отвернутся покупатели и устойчивость бизнеса нарушится. Почему я пришел работать в компанию IKEA? Я столкнулся с этой компанией еще до работы в ней и для меня было очень важным увидеть, что IKEA очень строго придерживается принципов этичного поведения в отношениях со всеми стейкхолдерами. Комплаенс — это может быть базой для управления этикой, но этика гораздо шире и включает в себя очень много другого, включая моральные, поведенческие и прочие аспекты. Хочу поблагодарить Максима за структурированный подход в описании того, чем будет являться ассоциация. Для меня самым главным успехом будет тот факт, если ассоциация поможет распространить этику максимально широко в той бизнес-среде, в которой мы работаем. Здесь собрались компании, которые уже являются лидерами, и они могут обмениваться опытом между собой, но очень важно, чтобы это знание распространилось как можно шире среди самых разных контрагентов и стейкхолдеров, с которыми сталкивается бизнес. В современном состоянии этой бизнес-среды быть этичной компанией — это очень недешево. Будет здорово, если этика будет распространяться, снижая тем самым расходы этичных компаний.
Ирина БАХТИНА: По поводу расходов — у меня вопрос ко всем собравшимся. Почему всегда предполагается, что хорошие и добросовестные компании должны платить за свое этичное поведение, а недобросовестные так и будут продолжать вести бизнес так, как им заблагорассудится, и поскольку закона в явном виде они не нарушают, то все им будет сходить с рук? Этичные компании добровольно вкладывают в обучение, тренинги и т. д. Но есть ли какая-то возможность дисциплинировать неэтичные компании? Наказать рублем?
Максим СТОРЧЕВОЙ: Почему нет? Например, лидеры этичного бизнеса могут создать такой информационный ресурс, который будет негативно «рекламировать» неэтичное поведение. Создать «антирейтинг неэтичности». Можно довольно легко продумать концепцию такого ресурса, хотя его эффективная работа может быть довольно рискованным делом для организаторов.
Петр ГРЕЙДИНГ: Пару слов по поводу того, кто платит. В нашей компании действует комиссия, комитет по КСО, мы на регулярно проводим исследования вовлеченности и по итогам работы этих институтов проводим системные изменениях во всех сферах управления. И при мы являемся одной из самых эффективных трубных компаний
Ирина БАХТИНА: Это прекрасный пример, спасибо Вам за него. К сожалению, я сейчас общаюсь с металлургическими компаниями (не из трубного бизнеса) и слышу от них следующее: «Нам в принципе не нужна социальная ответственность или устойчивое развитие. Наши клиенты этого от нас не ждут и за это платить не готовы. Все смотрят на цену китайской продукции и если мы ставим чуть ниже, то у нас все хорошо». Вот такая простая формула устойчивого бизнеса в России. Но Ваш пример, Петр Юрьевич, замечательный, мы с удовольствием будем его цитировать.
Теперь я хочу дать слово Игорю Лернеру, главному аудитору и уполномоченному по этике En+ Group.
Игорь ЛЕРНЕР
Главный аудитор и уполномоченный по этике En+ Group
Мне было интересно узнать, кто вообще занимается этикой в нашем бизнесе, поскольку я вовлечен в эту область уже несколько лет, причем не только в этику бизнеса, но и в этику вообще. Спасибо Максиму, что собрал тех, кому это интересно. Мне казалось, что этикой занимаются только те компании, которые занимаются комплаенсом. Суть этих понятий пересекается, но все-таки это разные вещи. Комплаенс - это про регулирование, а этика - это внутренние установки компании. В нашей компании, например, нет комплаенса, но есть этика бизнеса. Начиная этот проект в 2013 г., я сам еще не знал, что и как нужно делать. Несколько лет, на своей шкуре прочувствовал то, с каким трудностями это связано при отсутствии голоса сверху. Мы тоже сделали курс по этике и обучили 36 000 человек, правда, за 5 месяцев. Это были очень разные люди – от экскаваторщиков до офисных работников. Немного  другая категория людей, чем, скажем, в компании мобильной связи, и немного другие сложности. Основные проблема, которая стала очевидна — это и важность поддержки сверху, и наличие правильных лидеров на местах, и поддержка со стороны разных бизнесов. Главная задача – это работа с менталитетом, с тем как люди воспринимают, что такое этика. Совершенно разный смысл люди в это вкладывают. Задача уполномоченных по этике и менеджеров, связанных с этикой в компании — сделать так, чтобы люди согласились воспринимать этику серьезно. Это самое сложное.
Если возвращаться к тому, какой должна быть российская ассоциация этики бизнеса, то эта ассоциация должна быть модератором того, что происходит в разных компаниях. Действительно, передавать лучшие практики тем компаниям, которые хотят начать управлять этикой. Я с удовольствием расскажу о своем опыте. Мы тоже сейчас работаем над презентацией нашего опыта, как это сделал Ильсур, но она будет готова чуть позже. Мне кажется, что в деятельности ассоциации это будет самое важное (обычно этого не хватает) — опыт и профессиональное мнение практиков. Я буду готов делиться нашими практиками, Ильсур, как я понял, тоже готов это делать — давайте
Что касается тех проектов, которую представил Максим, то на мой взгляд, это программа очень системная,  что очень важно. То, что кто-то, наконец, изложил на бумаге структурированную программу деятельность такой ассоциации – это просто замечательно. Скелет есть, теперь нужно мясо нарастить. Нашей общей задачей сейчас будет наполнить эти проекты конкретным содержанием.
Ирина БАХТИНА: Спасибо, Игорь. Действительно, было бы здорово сформировать учебную или просветительскую платформу, чтобы делиться практиками и помогать тем, кто к этому тянется. Разумеется, не в формате данной конференции, где все участники уже в теме, а в виде такого мероприятия, куда мог бы прийти самый широкий круг компаний.
Хочу дать слово Наталье Титовой, руководителю проектов АНО ДПО "Международный институт менеджмента объединений предпринимателей" при Торгово-Промышленной Палате РФ.
Наталья ТИТОВА
Руководитель проектов проекта АНО ДПО "Международный институт менеджмента объединений предпринимателей" при Торгово-Промышленной Палате РФ
Спасибо Максиму за хорошо сформулированную программу, очень системный формат. Можно подписаться под 90% предложенных проектов.
Согласна с тем, что нужно понять пересечение  этики с комплаенсом. Наверное, как сказал Ильсур, комплаенс больше касается соблюдения правил, а этика касается больше вопросов, дилемм, которые не регулируются правилами.
Если отвечать на вопрос о том, какая должна быть ассоциация по деловой этике в России, то сегодня или завтра, или через несколько лет нужно обязательно учитывать два важных принципа – системность и институциональность. Вы говорите об академическом сообществе и условных двадцати лидеров бизнеса — это основные игроки, которые будут вносить наибольший вклад.  Но нельзя забывать об ассоциациях бизнеса, ассоциациях работодателей и об отраслевых ассоциациях. Например, сегодня мы видели в ролике, что с точки зрения этики производители табака в худшем положении, чем производители молока, то есть здесь важно уделить внимание отраслевым особенностям. Кроме того, ассоциация могла бы провести исследование и ответить  на вопрос о том, почему в России наблюдается недостаточно развитие этики в бизнесе. Вполне возможно, что тут нужна законодательная повестка. Например, существует практика законов по антикоррупционному комплаенсу в Англии, в России, в США. Кроме того, нельзя забывать про образовательные, некоммерческие организации, которые работают не со студентами, а уже, непосредственно, с предпринимателями и с лидерами деловых ассоциаций. Второй принцип – институциональность. Тут ассоциация должна четко установить роли. Кто борется с нарушителями этики и кто создает условия и деловой климат для хорошего поведения.
Я желаю хорошего плавания вашей ассоциации и буду рада, если вы нашу организацию будете вовлекать в свою работу.
Ирина БАХТИНА: Наталья, спасибо. Слушая Вас, думаю, что этика бизнеса, наверное, в большей степени, про самоуважение. Про уважение к нашим сотрудникам. И про доверие. Вы задаете совершенно правильный вопрос: а как так получилось, что у нас такое недостаточное внимание к этике в России. Мы просто не верим друг другу. Не уважаем друг друга настолько, чтобы следовать этике и этим довольствоваться. Поэтому растет и растет количество страниц юридических документов, которыми мы страхуемся со всех сторон. Скоро будем уже как в Штатах через  контракты общаться в присутствии юристов. К сожалению, пока тот уровень развития этики, который есть в бизнесе, не помогает расшить эту сложную ситуацию.
Я хочу дать слово Вере Черепановой, эксперту по комплаенсу, автору книги «Комплаенс-программа организации».
Вера ЧЕРЕПАНОВА
Автор учебника «Комплаенс-программа организации»
Добрый день, уважаемые коллеги. Я бы хотела в двух словах сказать о том опыте, которым я обладаю. Я несколько лет работала менеджером по комплаенсу и отвечала за развитие программы по комплаенсу в России в ассоциации IBLF. Мы имели возможность сделать большое количество интересных вещей, многие из которых пересекаются с тем, что сегодня было представлено в презентации. Обучающий курс для университетов, обучающие видео, обзоры, круглые столы и так далее. Рядом со мной находится преподаватель Полина Кальницкая, который помог нам это делать. На тот момент нам удалось создать неформальный клуб менеджеров по комплаенсу, которые регулярно участвовали в круглых столах и других мероприятиях. Мы вместе старались погрузиться глубже в те вещи, которые нас интересовали.
Что касается создания ассоциации по этики бизнеса, мне кажется, что это прекрасная идея по той простой причине, что этика до сих пор не представлена в деловом сообществе. Если по комплаенсу проходят самые разные мероприятия, на которых можно кого-то послушать или выступить самому, то в области этики такой возможности нет. Представленная программа, на мой взгляд, хорошая.
Отвечая на вопрос о том, какой должна быть ассоциация этики бизнеса, нужно сказать, что она должна прежде всего отвечать требованиям тех, кто хочет в ней принимать участие. С точки зрения корпоративного членства, есть две потребности, которые ассоциация этики бизнеса может охватить. Первое – это обучение. Даже исходя из сегодняшней дискуссии на данной круглом столе можно заметить, что мы все немножко не можем четко определить, что такое деловая этика. Этика и КСО, этика и комплаенс, как они все взаимосвязаны — на лицо нехватка некоторого теоретического базиса, нехватка обучения. Я, наверное, один из самых молодых участников сегодняшней дискуссии, и даже я могу сказать, что нас не учили в университете деловой этике. На практике выясняется, что мы все нуждаемся в том, чтобы нас кто-то научил основным принципам и понятиям, и как с ними правильно работать. Вторая потребность, которая абсолютно точно есть у компаний-лидеров, на которые мы ориентируемся при создании ассоциации – это запрос на трансляцию во внешний мир своих этических идей и достижений. Ассоциация должна взять на себя роль проводника такой информации во внешний мир, чтобы транслировать на всех стейкхолдеров информацию о том, какие усилия компания предпринимает в области деловой этики.
Мне понравилась идея, озвученная Ильсуром, о том, что не нужно ограничиваться с точки зрения финансирования исключительно корпоративным капиталом. Мне кажется, что существуют люди, которые готовы вложить свои собственные средства, основываясь на своих личных этических убеждениях, чтобы поддержать это начинание. В этом контексте роль Ассоциации может быть даже важнее, потому что проблемы этики бизнеса существуют на двух уровнях. Первый — это все то, что в стенах происходит внутри компании. А второв — это все, что происходит в стране. Законодательство, которое принимается, подходы к исполнению этого законодательства и так далее. Ассоциация могла бы пытаться влиять на второй уровень, формируя этическую внешнюю среду.
Ирина БАХТИНА: Спасибо, Вера. На десерт у нас остался совершенно замечательный и интересный спикер из очень важной сферы — индустрии красоты. Эту отрасль, кстати, часто обвиняют в нарушении всех возможных этических стандартов, потому что она формирует стереотипы, которые затем ведут к появлению большого количества несчастных и неудовлетворенных собой людей. Недавний скандал в США с нашим брендом Dove, безусловно, связан с этой индустрией.
Передаю слово Игорю Стоянову, президенту проекта ПЕРСОНА. Игорь, что для Вас этика в бизнесе и какую дополнительную ценность Вашему проекту следование этическим нормам?
Игорь СТОЯНОВ
Создатель и президент проекта "Персона"
Здесь собрались такие светлые умы.... но сейчас я хотел бы обратиться к вашим сердцам. Все-таки этика – достаточно эмоциональная сфера. Здорово, что Вы своими умами ее освещаете, но греют этику все-таки сердца. Я хотел предложить вам вспомнить своих парихмахеров, косметологов, маникюрш, которые вдруг на секунду становятся механическими, выполняющим стандарты, все по комплаенсу....  Я думаю, что ваше настроение и возвратность в таком салоне будут весьма похожи.
Этика — это тонкая сфера, сфера необычная. В компании мы пытаемся с партнером сделать две сложнейшие вещи. Мы пытаемся сохранить эмоциональность, а значит творческий аспект специалистов, и соединить то, что вы называете комплаенсом. Стандартам в нашей компании уже больше двадцати лет и, может быть, мы одни из первых, кто через этику и интуицию начали это развивать самостоятельно, без какой-либо подсказки со стороны. Мы пытаемся строить компанию как сообщество. Это сложно.
Сейчас я приехал на круглый стол с собрания в одном из салонов, где мы решали сложные вопросы с финансами, внутренними отношениями  — это все требует колоссального времени. Вот и ассоциации потребуется в большом количество этот ресурс – время. Вопрос денег, умов, инвестиций – это уже второе. Первое — это время. Люди индивидуальны и каждому потребуется свое время, чтобы осознать и понять, что такое этика, как с ней жить, как в ней существовать.
Мы присутствуем при рождении того, что рано или поздно должно произойти в любой стране — совместное осознание и понимание важности этики. Конечно, коллеги много перенесли из западного опыта и здорово. Но мы могли бы внести свой вклад — более сердечный. И наша роль — быть там, куда вы приходите за плодами этики.
Этика салона красоты - это очень важно. Какие руки у мастера? Как от него пахнет? Обсуждают ли ваши физические недостатки в подсобке? Как вас рассчитывают на кассе? Предупреждают ли вас о полной стоимости услуг на входе? Вот это то «горячее», с чем мы работаем ежедневно. Это сложнейшая эмоциональная сфера и мы в ней чувствуем себя проводником этических ценностей. Уже 25 лет это проходит через мои переживания и мое беспокойство как основателя и одного из лидеров компании. Мы рождаем новых лидеров. У нас работают советы арт-директоров, советы акционеров. Мы первые с партнером подписали меморандум, который регулирует наши этические отношения. Что-то мы брали со стороны, но основное рождено там, где мы есть, нашими семейными традициями, нашими представлениями о честности, о прекрасном, и в той среде, в которой мы работаем.
И я бы хотел вас призвать к тому, чтобы ваши ясные умы всегда были согреты вашими искренними сердцами как людей, родителей, детей ваших родителей. И тогда нам будет легче донести этику бизнеса до тысяч других людей и компаний.
Ирина БАХТИНА: Игорь, благодарю Вас теплое и эмоциональное завершение нашей дискуссии. Ваш рассказ напомнил мне о профессионале в области маникюра, с которой я сотрудничаю, которая мне как-то случайно рассказала, что в свое свободное время она с коллегами посещает дома престарелых, где они совершенно бесплатно делают маникюр или педикюр одиноким пожилым людям, которые не могут себе этого позволить.
Игорь СТОЯНОВ: Это удивительно, но этика часто живет на уровне простых исполнителей. Однажды я приехал в Самару, где франчайзи мне говорит «я больше не могу работать с этими парикмахерами». Заглядываю в подсобку, а там сидят четыре прекраснейших блондинки и читают Ошо в разных вариантах. Просветляют себя, чтобы стать лучше. Понимаете, многие ответы лежат именно там - в общинах, среди людей. Там мудрости может быть не меньше, чем у самых образованных профессионалов.
Ирина БАХТИНА: Это тонкая грань. Действительно, хотим ли мы все чистого бизнеса по комплаенсу? А скоро мы еще получим и роботизированный бизнес... Хотим ли мы общаться с ботами или с людьми, которые любят свое дело и стараются все делать этично — это большой вопрос. В том числе для той ассоциации, которую нам предлагает развивать Максим.  Мне кажется дискуссия сегодня получилась. Спасибо всем за участие!
Ирина БЕЛЯЕВА : Хочу поблагодарить Ирину за отличное ведение нашей дискуссии. Благодарю всех, кто принял в ней участие и заинтересован в развитии проблем этики и бизнеса и корпоративной социальной ответственности. Пожелаем успеха ассоциации!